«А зори здесь тихие» (1972)

«ПРОЩАЙТЕ, ДЕВОЧКИ!..»

Успех картины «А зори здесь тихие» был предсказуем. Сочетание, каза­лось бы, несочетаемого - искренность, простота интонаций и ярко выра­женная патриотичность, эротизм и проникновенная душевность, великоле­пие природы и ужасы войны - все это было в первоисточнике, повести Бо­риса Васильева.

  Титры:

«А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ»,

Киностудия имени Горького,

1972 год.

Режиссер:

Станислав Ростоцкий.

Сценаристы:

Борис Васильев,

Станислав Ростоцкий.

Оператор:

Вячеслав Шумский.

В ролях:

Андрей Мартынов.

Ирина Шевчук,

Ирина Долганова,

Елена Драпеко,

Ольга Остроумова,

Людмила Зайцева,

 

Екатерина Маркова,

Владимир Ивашов,

Игорь Костолевский,

Алла Мещерякова и другие.

 

Товарищ старшина

Станиславу РОСТОЦКОМУ, пользовавшемуся в кинематографической среде огромным уважением, удалось всего за четыре месяца утвердить сценарий и за­пустить фильм в производство. Все шло как по маслу. Оставалось лишь выбрать актеров.

Приступая к кинопробам, режиссер для себя решил, что старшину Васкова сыгра­ет Георгий ЮМАТОВ - он как раз заканчивал сниматься в «Офицерах». Но надо было соблюсти формальности.

В самый разгар «смотра» в студию слу­чайно заглянул молодой актер московского ТЮЗа Андрей МАРТЫНОВ. Режиссер был поражен: стопроцентное попадание в типаж! Юматов же на экране выглядел типичным горожанином. Но тут выяснилось, что Мартынов панически боялся камеры: услышав команду «Мотор!», он терялся и начинал пугать слова. Конечно, худсовет отклонил его кандидатуру. Однако Ростоцкий не собирался отступать. В течение двух недель он натаскивал новичка перед вклю­ченой кинокамерой. Пленки в ней не было, но Андрей этого не знал и постепенно привыкал к ее немигающему глазку.

Результат превзошел все ожидания: с экрана на членов худсовета глядел крепкий русский мужик с неподдельным вологодским выговором — именно тот оказав­шийся на войне крестьянин, образ кото­рого, любовно выписал Борис Васильев.

Не роли девушек-зенитчиц режиссер хотел подыскать не примелькавшихся еще зрителям актрис. Он отсмотрел несколько сотен студенток и выпускниц театральных вузов, прежде чем нашел сво­их героинь. Среди юных дебютанток оказалась только одна известней актриса - Ольга ОСТРОУМОВА, которая успе­ла сняться в картине Ростоцкого «Дожи­вем до понедельника».

 

Гарем на болоте

На съемки группа выехала в Карелию, в деревню Сяргилахту. Киношников встретили тучи комаров. Вся, кто мог, не­медленно облачились в самодельные противомоскитные костюмы. А бедным «зенитчицам», практически не выходив­шим из кадра (снимали очень плотно, почти без репетиций), ничего не остава­лось, как мужественно сражаться с полчищами кровососов.

«Мы ощущали громадную нагрузку - и психологическую. и физическую, - вспоминает Андрей Мартынов. - А ведь я до этого отслужил три года в армии, и какой-то навык у меня был.. У нас рабо­тал майор Зайцев, который занимался с нами строевой подготовкой. По болоту мы ходили я гидрокостюмах. Делали много дублей... Просто валились с ног от усталости. И лежал я между девушками, как в гареме. - только усы торчали».

Для съемок сцены, где героиня Елены ДРАПЕКО тонет в болоте, были приглашены еще шестнадцать «артистов» - ужей, которых привезли из Москвы. По задумке режиссера девушка должна была оступиться, испугавшись змей. Но во-первых, Елена совершенно на боялась этих пресмыкающихся и это было видно по её реакции, а во-вторых, когда ужиков уже выпустили в бурлящую жижу, у всех возникла ассоциация с вьетнамским болотом. От змеиных «услуг» решили отказаться.

С легким паром!

В конце 80-х на экраны страны вышел фильм «Маленькая Вера» и наши со­граждане ринулись и кинотеатры на волнующую встречу с сексом, которого, как известно, в СССР не было. Однако рань­ше была сцена в бане в картине «А зори здесь тихие». Худсовет признал её «нескромной», и Главное управление художе­ственной кинематографии настаивало на том, чтобы Ростоцкий ее выре­зал. Дошло до того, что режиссер пригрозил убрать свою фами­лию из титров. Опасаясь скандала, цензоры сдались. Тем более, что ре­жиссер согласился сократить продолжительность этого эпизода и отказался от сцены, в которой полуобнаженные девушки загорали в минуты отдыха.

Кстати молодые актрисы согласились сниматься о бане с условием, что на съемочной площадке из мужчин останутся лишь режиссер и оператор, причем последний будет сидеть в бочке с отверстиями для объектива, снимая только с од­ной точки. Впрочем оно не было выполне­но! Оператор банной паросиловой уста­новки - третье лицо мужского пола - находился и непосредственной близости от кинокамеры и так засмотрелся, что до­вел давление пара в котле до критического уровня.

Спохватившись, единственное, что он успел сделать до отнюдь не бута­форского взрыва - это крикнуть: «Караул! Ложись!» Второе нарушение «контракта» допустил оператор, который неожиданно выскочил из бочки и начал снимать моющихся женщин с резных точек. Дисцип­линированные актри­сы, дождались команды «Стоп!» и с криками набросились на обманщика.

Эпизод в бане режиссер считал очень важным для пони­мания трагедии войны Ольга Остроумова рассказывала, как Ростоцкий убеждал её подруг, не желавших раздеваться перед камерой: «Мне нужно показать, во что пули попадают. Они убивают не только интел­лект и духовность, но и тела. Вы же любуетесь ими в му­зеях! Эти девчонки должны были рожать, любить, растить детей...»

 

Хотите посмотреть фильм? - Включайте!

Приятного просмотра!

kinofan.ucoz.club © 2018