Гердт Зиновий

(ПЕРЕКРЕСТКИ СУДЕБ)

Зиновий Гердт

 Досье:

Зиновий Ефимович Гердт

08(21).09.1916. - 18.11.1996.

(настоящее имя – Залман

Афроимович Храпинович).

Народный артист СССР (1990).

Избранная фильмография:

«Семь нянек» (1962),

«Город мастеров» (1965),

«Июльский дождь» (1966),

«Фокусник» (1967),

«Золотой телёнок» (1968),

«Вас вызывает Таймыр» (1970),

«Городской романс» (1970),

«Даурия» (1971),

«Ехали в трамвае Ильф и

Петров» (1971),

«Тень» (1971),

«Карнавал» (1972),

«Печки-лавочки» (1972),

«Укрощение огня» (1972),

«Автомобиль, скрипка и собака

Клякса» (1974),

«Соломенная шляпка» (1974),

«Странные взрослые» (1974),

«Хождение по мукам» (1974),

 

«Ключ без права передачи» (1976),

«Розыгрыш» (1976),

«Место встречи изменить

нельзя» (1979),

«Особо опасные...» (1979),

«Трое в лодке, не считая собаки» (1979),

«О бедном гусаре замолвите слово» (1980),

«Военно-полевой роман» (1983),

«Мэри Поппинс, до свидания!» (1983),

«Пацаны» (1983),

«Без семьи» (1984),

«Воры в законе» (1988),

«Биндюжник и Король» (1989),

«Интердевочка» (1989),

«Искусство жить в Одессе» (1989),

«Ревизор» (1996),

«Война окончена. Забудьте...» (1997).

 

Зиновий Гердт родился в Себеже Витебской губернии (ныне — Псковская область) в еврейской семье. Урожденный - Залман Храпинович. В кругу друзей и близких его называли Зяма. Отец — Афроим Яковлевич Храпинович, работал приказчиком в лавке тканей, потом устроился коммивояжёром, управлял бакалейной лавкой и был человеком набожным. Мать — Рахиль Исааковна (урождённая Секун), домохозяйка. Был самым младшим ребёнком в семье. Также у него были брат Борис и две сестры: Фира и Берта. Учился в еврейской школе в Себеже. В тринадцатилетнем возрасте опубликовал в детской газете на идише стихи о коллективизации. В 1932 году переехал к брату в Москву, где поступил в фабрично-заводское училище Московского электрозавода имени В. Куйбышева. Там начал играть в театре рабочей молодёжи (ТРАМ) электриков, организованного В. Плучеком. В 1934 году, окончив ФЗУ, пришёл работать на Метрострой электромонтажником, продолжая играть в театре. В 1935 году был переведён в профессиональный состав театра. В 1936—1937 годах играл также в Театре кукол при Московском Дворце пионеров.

Зиновий Гердт в молодости

В 1939 году перешёл в организованную А. Арбузовым и В. Плучеком Московскую государственную театральную студию («Арбузовская студия»), где проработал до начала войны. Первоначально выступал под своей настоящей фамилией Храпинович, затем под артистическим псевдонимом Гердт - в конце 1930-х годов она стала его официальной фамилией. А имя и отчество - Зиновий Ефимович - появились уже после войны. По воспоминаниям дружившего с Гердтом И. Кузнецова, псевдоним был предложен А. Арбузовым по имени популярной в 1920-е годы балерины Е. Гердт.

В июне 1941 года ушёл добровольцем на фронт. В декабре 1941 года окончил специальные краткосрочные сборы в Московском военно-инженерном училище и был направлен на Калининский, затем - на Воронежский фронт. Проходил службу в должности начальника инженерной службы 81-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии. Гвардии старший лейтенант. 12 февраля 1943 года был ранен в ногу под Белгородом, при разминировании минных полей противника для прохода советских танков, осколком танкового снаряда. После одиннадцати операций, самые важные из которых выполняла ведущий хирург Боткинской больницы К. Винцентини (жена известного конструктора Сергея Королёва), актёру сохранили повреждённую ногу, которая с тех пор была на 8 сантиметров короче здоровой и вынуждала артиста сильно прихрамывать. Позже Валентин Гафт написал на эту тему эпиграмму: «О, необыкновенный Гердт, Он сохранил с поры военной Одну из самых лучших черт — Колено он непреклоненный».

В госпитале Гердт увидел кукольный театр, приехавший к раненым на гастроли. И как только оказался в 1945 году в Москве, то немедленно отправился к руководителю кукольного театра Сергею Образцову, 45 минут читал ему стихи, и был принят «в стаю», так как Образцов работал над постановкой «Маугли». Очень скоро конферансье Аркадий Апломбов из «Необыкновенного концерта» в исполнении Гердта стал общим любимцем. До 25 июня 1945 года работал в Московском театре молодёжи при дирекции фронтовых театров. В 1945—1982 годах — актёр Центрального театра кукол под руководством С. В. Образцова. Гастролировал с театром в Японии, США и других странах.

В фильме «Семь нянек» (1962)

С 1983 по 1992 год — актёр МАДТ имени М. Н. Ермоловой. Играл также в Театре «Современник», Международном театральном Центре им. М. Н. Ермоловой. На телевидении с 1962 по 1966 год, с перерывами на гастроли и съёмки, вёл передачу «Кинопанорама». Из-за сложностей с графиком ушёл из телепередачи, его преемником стал А. Каплер. В кинематограф вошёл как актёр дубляжа, долгое время оставаясь за кадром - когда в послевоенном СССР стали показывать зарубежного кино. Его голосом говорил Тото в «Полицейских и ворах», Витторио Де Сика в «Генерале делла Ровере», Ричард Харрис в «Кромвеле» и закадровый историк в «Фанфан-Тюльпане».

В фильме «Золотой телёнок» (1968)

Вскоре и сам Гердт начал сниматься в кино, для экрана его открыл Ролан Быков. "На экран привел меня Ролан Быков — он первый снял меня в своих «Семи няньках». А я его потом так «отблагодарил» - вспомнить страшно... Роль в «Фокуснике» Володин писал специально для Ролана, он его очень полюбил в своем фильме «Звонят, откройте дверь». Писал для него, а получилось так, что сыграл я. Потом Ролан должен был играть Паниковского в «Золотом теленке». Сняли пробу, очень хорошая была проба. Швейцер позвал меня ее посмотреть, попросил по дружбе подбросить идей на тему образа. Ролан - Паниковский мне очень понравился, я увлекся, стал фантазировать, показывать, что и как можно сыграть. «Ну-ка, давай мы и твою пробу сделаем», — сказал Швейцер. И кончилось тем, что Паниковского тоже сыграл я. И после этого Ролан сам же зовет меня сниматься в свой фильм «Автомобиль, скрипка и собака Клякса». Я понимаю, что без ролей я его не оставил — у него всегда работы больше чем достаточно. Но не всякий сумеет быть таким щедрым, как он, таким добрым», - говорил Зиновий Ефимович.

В фильме «Соломенная шляпка» (1974)

После выхода «Золотого теленка» на экраны у Гердта не было отбоя от предложений сниматься в кино, несмотря на хромоту. Из-за активной и насыщенной жизни во время съемок с ним случился инфаркт. Александр Ширвиндт вспоминал: «Я страшно перепугался, когда узнал, что у Зямы инфаркт. Таня тогда сказала, что для врачей срочно нужен ящик хорошего коньяка. По тем временам не самое простое задание. Технические подробности операции раскрывать не буду. Но пришлось немножко продать себя, немного – родину. Однако коньяк я достал!».

В фильме «Место встречи изменить нельзя» (1979)

После лечения Гердт опять с головой окунулся в работу. Широкой публике Зиновий Гердт запомнился, кроме упомянутых, по таким фильмам как «Хождение по мукам», «Место встречи изменить нельзя», «Военно-полевой роман», «Мэри Поппинс, до свидания!», «Соломенная шляпка», «О бедном гусаре замолвите слово» и многим другим. В 1990-х годах был ведущим авторской программы «Чай-клуб» на канале ТВ-6 Москва. В 1991 году принимал участие в последнем выпуске капитал-шоу «Поле чудес» с В. Листьевым. 29 декабря 1994 года был в гостях у В. Листьева в последнем выпуске программы «Час Пик» уходящего 1994 года.

В обычной жизни Гердт, по воспоминаниям Александра Ширвиндта, был «дико рукастый». На даче своими руками делал скамейки, стол, табуретки. Актер очень талантливо пародировал друзей. А самой большой страстью Гердта были стихи. Как говорил он сам, его с детства «тянуло ко всему напечатанному в столбик». Зиновий Ефимович мог часами читать Пушкина, Самойлова и Пастернака произведения которого знал наизусть.

В одном из интервью Гердт рассказывал: «Чем бы я хотел по-настоящему заниматься, так это рассказывать о русской поэзии и читать стихи людям, которым это интересно слушать. Стихов я знаю тысячи. Любовь к стихам связала меня дружбой со многими хорошими людьми — с Марленом Хуциевым, со Швейцерами, с Александром Володиным, Владимиром Венгеровым, Петром Тодоровским. Случилось так, что в последние годы жизни Твардовского судьба подарила мне частое общение с этим человеком. Мы много говорили о жизни, об искусстве и, конечно, о поэзии. ... Знаете, был как-то случай: Сергей Владимирович Образцов сломал ногу, ходил в гипсе. Я ему сочинил послание в стихах, чтобы он не огорчался. Ведь Мефистофель тоже отчасти хромал. А Тамерлан? А Байрон? А Гердт?.. Стихи были довольно ловко состроены, я владею техникой, рифмой. Образцов пришел в восторг. «Слушайте, — говорит, — почему вы не публикуетесь?» Я тогда ответил ему, что слишком серьезно отношусь к поэзии, слишком высоко ценю этот дар, чтобы считать себя поэтом. Ведь не все поэзия, что написано в столбик. Набитая рука и поэтический талант — разные вещи. Могу только поражаться бесстыдству сочинителей, публикующих любые плохие стихи. Ведь должен же быть стыд перед белым листом бумаги, когда остаешься с ним один на один. Вот шуточные, пародийные стихи, стихи «на случай» — это другое дело. С ними я могу даже выходить на люди. Одно время я даже выступал с эстрады, пародируя известных поэтов, и как автор пародий и как актер».

Скончался 18 ноября 1996 года в Москве. Похоронен на Кунцевском кладбище. В 2010 году издательство «АСТ» выпустило книгу З. Гердта «Рыцарь совести».

Памятник Зиновию Гердту в Себеже, Псковской области.

Личная жизнь: Первой женой была актриса Мария Ивановна Новикова (1918—2003). Они поженились в 1941 году, познакомившись на студии, где вместе играли. В этом браке в 1945 году родился сын Всеволод Зиновьевич Новиков, теплофизик, кандидат технических наук.

Первая жена Зиновия Гердта Мария Новикова с сыном

С 1960 года был женат вторым браком на Татьяне Александровне Правдиной, переводчице с арабского языка. Они познакомились, когда Театр кукол, в котором работал актер, гастролировал на Ближнем Востоке. В помощь театру дали переводчика-арабиста Татьяну Правдину. После возвращения в СССР Гердт и Правдина оставили свои семьи и стали жить вместе.

Зиновий Гердт и Татьяна Правдина

Татьяна Правдина рассказывала: «Любовь — как талант, который дается очень небольшому количеству людей. Нам с Зиновием Ефимовичем повезло. Мы женились, когда были уже не совсем молодыми. У нас к тому времени были семьи. Когда мы встретились, мне было 32, ему — 44. И вскоре оказалось, что это редкое счастье, как талант, нам дано. Познакомились мы благодаря гастролям театра Образцова в Египте, Сирии и Ливане. Тогда меня представили Зиновию Гердту, я должна была перевести на арабский язык «Необыкновенный концерт». Мы ездили полтора месяца по этим странам, и поначалу ухаживания Зиновия Ефимовича я восприняла вполне негативно, так как у меня было ощущение, что это попытка завязать гастрольный романчик.

Татьяна ПРАВДИНА

К тому времени я была душевно свободна от собственного мужа, которому я за год до этого сказала: «Я тебе больше не жена». На гастролях роман с Зиновием Ефимовичем протекал вполне лирично и не был завершен. Меня в аэропорту встречал муж, его — жена. Мы договорились через день встретиться у Киевского райкома партии — это было недалеко от издательства, где я работала. Все развивалось скоропалительно: он объявил о своем решении жене, я — мужу, и тут уж начался настоящий роман. Зяма ведь не был красивым — невысокого роста, хромой. Но в нем было чрезвычайно мощное мужицкое начало — то, что называется «сексапил», — и устоять дамы могли с трудом. Мне нередко говорили: «Какой замечательный у Вас муж!» — на что я отвечала: «Я вас понимаю». Воспитывал приёмную дочь Екатерину (Правдину) Гердт.

kinofan.ucoz.club © 2018