«Плохой хороший человек» (1973)

«К БАРЬЕРУ, ГОСПОДА!»

«Тонкий интерпретатор чеховской темы» - так писатель Василий АКСЕНОВ назвал Иосифа ХЕЙФИЦА за фильмы «Дама с собачкой» и «В городе С.». Но сам режиссер своей безусловной удачей считал экранизацию повести Чехова «Дуэль».

  Титры:

«ПЛОХОЙ ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК»

«Ленфильм», 1973 год.

Режиссер и автор сценария:

Иосиф Хейфиц.

Оператор:

Генрих Маранджян.

Композитор:

Надежда Симонян.

В ролях:

Олег Даль,

Владимир Высоцкий,

Людмила Максакова,

Анатолий Папанов,

Георгий Корольчук,

Анатолий Азо,

Ашот Меликджанян,

Любовь Малиновская,

Юрий Медведев,

Андрей Апсолон,

Игорь Ефимов и другие.

 

Лед и пламень

От названия «Дуэль» Иосифу Ефимо­вичу пришлось отказаться - одно­именный фильм был снят в начале 60-х. Режиссер выбрал как вариант «По­единок», но потом решил воспользоваться метким определением немецкого писате­ля Томаса Манна, которое тот дал герою повести, - «Плохой хороший человек».

Сюжет фильма строится на противо­стоянии слабого, страдающего от своих недостатков Лаевского (Олег ДАЛЬ), и деспотичного, способного ради абстракт­ных идеалов совершать жесткие поступ­ки фон Корена (Владимир ВЫСОЦКИЙ). Хейфицу удалось соединить в своем фильме двух самых «одиозных» актеров.

О Высоцком и говорить не приходится - каждую его роль надо было пробивать у киношных начальни­ков. И хотя пробы прошли блестяще, Высоцкий до конца не верил, что ему разрешат снимать­ся: «Все равно не утвердят. Разве толь­ко космонавты напи­шут кому следует. Я у них выступал, а они спросили, почему не снимаюсь... Ну и обе­щали заступиться». Видимо, письмо космонавтов дошло до «высоких инстанций».

Олегу Далю из-за пустякового кон­фликта с тогдашним руководителем «Ленфильма» было запрещено даже про­боваться на роль. Рассказывают, что Хейфиц поехал к чиновнику на дачу, долго его уговаривал. И услышал: «Или я, или Даль». Иосиф Ефимович ответил: «Знае­те, Даль». Парадокс, но актера утвердили! «Олег Даль был счастливой находкой. В нем было все, что я хотел видеть в Лаевском: неврастения, склонность к реф­лексии», — рассказывал режиссер.

 

Кушать подано!

Хейфиц подолгу репетировал с актера­ми, был внимателен к каждой детали рек­визита. Через его руки прошли десятки дуэльных пистолетов и десятки купальных костюмов для героини Людмилы МАК­САКОВОЙ.

Евгений ТАТАРСКИЙ, работавший на кар­тине вторым режиссером, рассказывает, - «Помню, долго обсуждали: «А давайте на костюме у фон Корена одну : пуговичку сделаем полуоторванной. Он холостяк, и за ним некому ухаживать». Наверное, никто из зрителей и не заметил бы эту пуговку, но она была. И всю картину мы следили за тем, чтобы она держалась на одной ниточке».

В Сосновой Поляне на юго-западе Ленинграда выстроили дом фон Корена и обставили предметами быта, одолженными в музе­ях. Обеды для героев заказывали в ресто­ране гостиницы «Евро­пейская» - самом луч­шем вто время. Поваров просили: «Вы уж постарайтесь все сделать на высшем уровне - это для Высоцкого, Папанова, Даля». На съемочную площадку приез­жал официант, накрывал стол, сервиро­вал по всем правилам. Зелень привозили аж из Баку! «Помню, как мы мучились, чтобы она выглядела свежей и после восьмичасовых съемок», — вспоминает Татарский.

А по окончании рабочего дня актеры с большим удовольствием смета­ли «реквизит». «Не забуду блестяще сыг­ранный эпизод, когда Самойленко (Ана­толий Папанов) просит у фон Корена денег для Лаевского и тот накрывает ас­сигнации огромным живым крабом. Вся группа хохотала до упаду, но в фильме этот момент отчего-то потуск­нел», - вспоминает осветитель Сергей Жолудев.

 

«Ну, убей, убей меня!»

Натурные съемки прохо­дили в Крыму. Жителям Ев­патории запомнился приезд Высоцкого. В тот день сни­мали прогулку фон Корена, когда он свистом подзывал к себе собак и со словами «По­шли ужинать!» нагибался приласкать одну из дворняг. Высоцкий не­сколько раз их покормил, чтобы приручить к себе.

Но непосредственно пе­ред съемкой четвероно­гую «массовку» держали на голодном пайке. И на­прасно. Когда Высоцкий свистнул, к нему с оглуши­тельным лаем бросилась неуправляемая стая.

Стоит вспомнить и эпизод, в котором фон Корен делает зарядку с гантелями на террасе у моря. Именно тогда Вы­соцкий написал знаменитую песню «Черные бушлаты», посвященную мор­скому десанту в Евпатории.

Саму дуэль снимали на Кавказе, в Бзыбском ущелье. В этом живописном месте по дороге к озеру Рица Даль и Вы­соцкий встали напротив друг друга с ду­эльными пистолетами в руках. Но возник­ла пауза — то ли света не хватало, то ли пиротехники не могли нагнать в кадр до­статочно «тумана». Устав от ожидания, импульсивный Даль подошел к Высоцко­му поговорить. А тот уже вошел в образ и попросил Олега вернуться на место - съемка вот-вот начнется.

Однако перерыв затягивался. Даль вновь бросился к партнеру: «Володя...» И вновь окрик: «Олег, вернись на : место!» Тогда Даль взор­вался: «Ну, убей, убей меня!» Выстрелил вверх и упал на мокрую траву. | Пиротехники переза­рядили пистолет. Когда сцена наконец была снята, Высоцкий пошутил: «Ну Олег!.. Я бы на месте фон Корена не промахнулся!».

  Интересные факты:

1. Последняя встреча Высоц­кого и Даля произошла 1 мая 1980 года, менее чем за три месяца до смерти барда. По­хороны Высоцкого потрясли Даля, и он часто потом гово­рил: «А теперь моя очередь». Его стихотворение, написан­ное в январе 1981-го, имеет подзаголовок «В. Высоцкому, брату». Он умер 3 марта 1981 года, не дожив до своего со­рокалетия.

2. Оператор Генрих МАРАНДЖЯН снял всю картину од­ним дублем. В семидесятые годы у нас только появилась пленка «Кодак», и Хейфицу удалось ее выбить. Но дали точно по метражу картины. Ни сантиметром больше! Опера­тор уложился тютелька в тю­тельку-под фирменный знак «Кодака» на хвостике ленты.

 

Хотите посмотреть фильм? - Включайте!

Приятного просмотра!

kinofan.ucoz.club © 2018