«Семнадцать мгновений весны» (1973)

«ВСЁ РЕШАЮТ МГНОВЕНИЯ»

Настоящий герой совсем необязательно должен метко стрелять и быстро бегать, но он обязан быстро думать.

  Титры:

«СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ»

Киностудия им. М. Горького,

1973 год.

Режиссер:

Татьяна Лиознова.

Сценарист:

Юлиан Семенов.

Оператор:

Петр Катаев.

Композитор:

Микаэл Таривердиев.

Автор текстов песен:

Роберт Рождественский.

В ролях:

Вячеслав Тихонов,

Леонид Броневой,

Евгений Евстигнеев,

Олег Табаков,

Ростислав Плятт,

Екатерина Градова,

Инна Ульянова,

Леонид Куравлев,

Юрий Визбор и другие.

 

Когда пароль не нужен

Юлиан СЕМЕНОВ, навер­ное, и сам мечтал стать раз­ведчиком: не случайно он писал такие увлекательные романы о бойцах невидимого фронта. Один из придуманных им геро­ев — Всеволод Владимирович Владимиров - советский рези­дент, работавший в тылу врага под псевдонимом Максим Максимович Исаев. Появился он в более ранних произведе­ниях писателя — «Пароль не нужен», «Майор Вихрь», но лишь как второстепенный пер­сонаж, а в романе «Семна­дцать мгновений весны» выве­ден на первый план.

 

Идея экранизировать «Сем­надцать мгновений...» при­надлежала Юрию Андропову. В 1969 году роман еще не успел выйти отдельным изда­нием, а на телевидении уже был утвержден сценарий. Сни­мать фильм должна была Та­тьяна ЛИОЗНОВА. Скептики сомневались: вряд ли автор мелодрам «Евдокия» и «Три тополя» на Плющихе» сумеет снять хороший военно-патрио­тический фильм. Оказалось, смогла!

В роли главного героя Ли­ознова видела Арчила ГОМИАШВИЛИ (Остап Бендер в фильме ГАЙДАЯ) - в то время у них был серьезный роман. Юлиан Семенов не возражал. Но компетентным органам Штирлиц виделся другим, и авторы картины вспомнили об Олеге СТРИЖЕНОВЕ и Инно­кентии СМОКТУНОВСКОМ, однако ни тот, ни другой не могли на столь длительное время оставить театр. Тогда роль отдали Вячеславу ТИХО­НОВУ. «Сценарий был написан точно по роману, - вспоминал актер. - Поэтому ничего осо­бенного от меня не требова­лось. Лишь поверить в пред­лагаемые обстоятельства и избавить Штирлица от супер­менства, которое так и лезло из всех фильмов о разведчи­ках».

А когда Тихонова обрядили в немецкую форму, все ахну­ли — истинный ариец! Мешала только одна деталь - на руке актера красовалась татуиров­ка «Слава». Эта проблема была решена: в тех эпизодах, когда руки героя показывают крупным планом, актера заме­нял художник картины Феликс Ростоцкий.

Ирина АЛФЕРОВА не смог­ла сыграть радистку Кэт из-за гастролей. Эта роль досталась Екатерине ГРАДОВОЙ. Время работы в «Семнадцати мгно­вениях весны», по признанию Екатерины Георгиевны, было самым счастливым в ее жиз­ни. Когда снимали первые се­рии, Андрей МИРОНОВ по­просил актрису стать его женой, а за три месяца до премьеры родилась их дочь Мария.

Однако не все съемочные дни оказались приятными. Некоторые эпизоды потребо­вали от актрисы настоящего мужества и выдержки. На­пример, сцена в канализа­ционном колодце. «Скобы шатались сильнее, чем на­стоящие, — делилась воспо­минаниями актриса, - а тут живые дети. Я же никогда фи­зически сильной не была, а стоять пришлось долго».

Ефим Закадрович

На роль Гитлера пробо­вались и Леонид БРОНЕВОЙ, и Леонид КУРАВЛЕВ, но в итоге его сыграл немецкий актер Фриц ДИТЦ. Мюлле­ром предлагали стать Всево­лоду САНАЕВУ, но тот заявил: «Я секретарь партийной орга­низации «Мосфильма». Фа­шиста играть не буду!» Пред­полагалась в картине роль и для Ефима КОПЕЛЯНА, од­нако Лиознова предложила ему стать «голосом за кад­ром».

С особой теплотой рас­сказывала она о сотрудниче­стве с этим замечательным актером: «Я позвонила в Ле­нинград и просила передать Копеляну, что коленопрекло­ненно прошу согласиться. Ра­ботать с ним было сплошным наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поез­да, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку. Его голос звучит так, будто он знает больше, чемговорит». Ефима Захаровича коллеги так и называли — Ефим Закадрович.

Остановите музыку!

После премьеры «Семна­дцати мгновений весны» ме­лодии Микаэла ТАРИВЕРДИЕВА стали шлягерами. А о связанном с ними скандале, который едва не довел компо­зитора до инфаркта, предпоч­ли быстро забыть. К фильму Таривердиев на­писал десять песен, но в кар­тине прозвучали только две - «Где-то далеко...» и «Мгно­вения».

Предполагалось, что петь их будет Муслим МАГО­МАЕВ, но, прослушав записи, Лиознова решила, что голос певца не вяжется с образом Штирлица, и на окончатель­ную запись пригласила Ио­сифа КОБЗОНА. Магомаев обиделся и на режиссера, и на композитора, и на конку­рента. «Я почти уверен, - воз­мущался он, — что Лиознова «для пользы дела» давала Кобзону меня послушать!» Встретив как-то в студии Коб­зона, съязвил: «Ты так же не слышал мою запись, как Та­ривердиев не слышал Love store».

Стоило картине выйти на экраны, как пошли слухи о плагиате. На Всесоюзном ра­дио Таривердиеву заявили, что был звонок из француз­ского посольства: французы, мол, утверждают, что песню «Где-то далеко...» композитор списал с мелодии Франсиса Лея. Еще один звонок раздал­ся и на Киностудии имени М. Горького.

За этим последо­вал разговор в Союзе компо­зиторов, куда якобы пришла телеграмма от автора Love store: «Поздравляю с успехом моей музыки в вашем филь­ме. Франсис Лей». Таривер­диев был в шоке. Он решил сам разобраться в этом деле.

 

Во французском посольстве ему официально ответили, что никакой телеграммы не было. А сам Франсис Лей от­правил на имя Микаэла Таривердиева письмо, в котором отрицал свою причастность к скандалу. Говорили, что авто­ром этого злого розыгрыша был Никита БОГОСЛОВСКИЙ, однако точно установить лич­ность злопыхателя так и не удалось.

Памятник на могиле Вячеслава Тихонова,

Новодевичье кладбище, Москва.

Хотите посмотреть фильм? - Включайте!

Приятного просмотра!

 

kinofan.ucoz.club © 2018