«Золотой теленок» (1968)

«СТАРШИЙ СЫН ТУРЕЦКОПОДДАННОГО»

В Петербурге, на Итальянской улице, стоит памятник Остапу Бендеру. Если приглядеться, можно заметить, что он удивительно похож на Сергея ЮР­СКОГО - первого «великого комбинатора» в отечественном кино.

 Титры:

«ЗОЛОТОЙ ТЕЛЕНОК»

«Мосфильм»,

1968 год.
Режиссер:

Михаил Швейцер
Сценарий:

Михаила Швейцар.
(литературная основа Ильи
Ильфа и Евгения Петрова)

В ролях:

Серей Юрский,
Леонид Kypавлев,

Зиновий Гердт,
Евгений Евстигнеев,

Игорь Ясулович,

Павел Винник,
Светлана Старикова,

Тамара Семина,

Михаил Кокшенов.

 

«А нельзя без Бендера?»

Отношение властей к романам Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Зо­лотой теленок» в 50-х годах было непростым. С одной стороны, их авторы - при­знанные классики. С другой - было в их сатире что-то неуловимо оскорбительное, даже опасное... Все попытки кинемато­графистов снять фильм о похождениях «сына турецкоподданного» оказывалась безуспешными.

Четыре года, с 1962 по 1966-й, Ми­хаил ШВЕЙЦЕР обивал пороги высоких начальников, доказывая необходимость экранизации «Золотого теленка». «Чиновник в ЦК прочитал сценарий и сказал, что текст написан мастерски, - расска­зывал режиссер. - А готом добавил: «А нельзя ли снять картину без Остапа Бендера?» Но удача оказалась на стороне Швей­цара: секретарь ЦК КПСС по идеологии Георгий Куницын дал «добро» на съемки.

Оптимистическая трагедия

На вопрос, кто будет играть в новом фильме, режиссер отвечал: «Наверняка говорить рано. Но хотелось бы работать с Сергеем ЮРСКИМ, Анатолием ПАПАНО­ВЫМ, Роланом БЫКОВЫМ, Евгением ЛЕОНОВЫМ, Леонидом КУРАВЛЕВЫМ, Евгением ЕВСТИГНЕЕВЫМ...» С этими актерами Михаил Александрович или давно дружил, или работал.

Тем не менее роль Остапа примеряли Николай ГУБЕНКО, Александр ПОРО­ХОВЩИКОВ, Владимир ИЛЬИН, Актер Арчил ГОМИАШВИЛИ утверждал, что не смог приехать на пробы в Москву из- за моноспектакля «Золотой теленок», который начал репетировать в Тбилиси. Но Юрский был лучшим.

«Это будет рассказ о человеке, кото­рый, «переходя улицу, не глядел по сто­ронам», - говорил Швейцер в интервью накануне съемок. - Мы не хотим изде­ваться над Остапом. Пусть зритель вместе с умным, энергичным, обаятель­ным героем пройдет крестный путь «друга Уголовного кодекса» и убедится, что в конце то тупик! Ведь это трагедия: жизнь растрачена впустую!»

Впоследствии Юрский называл роль Остапа одной из самых удачных. А вот Зиновий ГЕРДТ говорил о своей роли в этом фильме как о «проходной». Ведь он стал Паниковским почти случайно. «С Зямой. - вспоминал Швейцер. - меня познакомила жена (Софья Миль­кина), которую связывали с ним поистине братские отношения. Они были студийцами у Арбузова... Как толь­ко Зямя вышел на съемочную площадку, он сел, вздохнул, начал кряхтеть, и мне стало ясно, что это не просто исполнитель роли Паниковского, а персонаж из жизни».

«Паниковского играешь ты», - реши­тельно заявил Швейцер. «Ни за что! Играть будет Ролик» (Ролан Быков), - пытался возразить Гердт- «Нет, Ролик тоже так считает» - и дискус­сия была завершена. «Я с изумлением смотрел на Гердта, к которому все «при­липало», - спустя годы рассказывал Сергей Юрский, - костюм Паниковского - прилип. Все движения – тоже. Мне казалось, ему даже не пришлось учить роль. Как у Ильфа и Петрова, так и у него текст лился совершенно свободно».

Шура, Зяма и Ося были тут...

Съемки можно назвать одновременно и легкими и сложными. Легкими - по­тому, что работал коллектив единомышленников, понимавших друг друга с полуслова, сложными - оттого, что все они были актерами востребованными, а значит, крайне загруженными. Куравлев разрывался между «Золотым теленком» и «Вием». Евстигнееву приходилось летать из туркменского городка Небит-Дага, где снимали эпизоды строительства Восточной магистрали, в Москву. Он так уставал, что однажды в Каракумах во время съемок проезда Бендера и Корейко на верблюдах - уснул на спине корабля пустыни и не услышал команду «Мотор!».

Из Туркмении съемочная группа от­правилось во Владимирскую область, в старинный город Юрьев-Польский, кото­рый на целых полтора месяце должен был превратиться в заштатный Арбатов. «На дворе лето тысяча девятьсот шесть­десят седьмого, - писал Юрский в своей книге «Игра в жизнь», — а нам надо было изобразить двадцатые годы. Никаких проблем! С XIX века в этих местах, каза­лось, ничего не изменилось. Обветшало только. Церкви без крестов, облу­пившийся, ничем не торгующий гостиный двор, покосившиеся домишки, дырявые заборы, пыль, а после дождя непроходимые лужи…» Актеров определили на постой к местным жителям. «Своего» хозяина Юрский позвал сниматься в массовке – и тому даже дали роль! В эпизоде первого споявления, но экране Паниковского он сыграл мужика, бредущего с пу­стым ведром навстречу самому невезучему из сыновей лейтенанта Шмидта.

Горожане и сегодня с удовольствием показывают гостям улицы, по кото­рым ходили герои фильма: «А вот это тот самый «арбатский» райисполком, с крыльца которого вышвырнули Паниковского. Теперь там кафе – конечно же, «Золотой теленок». Полюбившимся героям «Золотого теленка» существует множество памятников (см. Альбом: «Памятники киногероям») и вот некоторые из них:

Памятник Остапу Бендеру и Шуре Балаганову,

героям фильма «Золотой теленок», город Бердянск.

Памятник Паниковскому (З. Гердт),

герою фильма «Золотой теленок», город Киев.

Памятник Адаму Козлевичу,

герою фильма «Золотой теленок», город Екатеринбург.

 

kinofan.ucoz.club © 2018