«Звезда пленительного счастья» (1975)

«ОДА ВОЛЬНОСТИ ЛЮБВИ»

Сто восемьдесят лет назад, 14 декабря 1825 года, декабристы вышли на Се­натскую площадь. О том, какую цену заплатил каждый из них за «дум высокое стремленье», рассказал известный режиссер Владимир МОТЫЛЬ в своем филь­ме «Звезда пленительного счастья».

  Титры:

«ЗВЕЗДА ПЛЕНИТЕЛЬНОГО СЧАСТЬЯ»

«Ленфильм», 1975 год.

Режиссер:

Владимир Мотыль.

Сценарий:

Владимир Мотыль,

Марк Захаров,

Олег Осетинский.

Музыка:

Исаак Шварц.

Текст песни:

Булат Окуджава.

В ролях:

Алексей Баталов (Трубецкой),

Ири­на Купченко (Трубецкая),

Игорь Кос­толевский (Анненков),

Ева Шикульска (Полина Гебль),

Наталья Бондарчук (Волконская),

Олег Стриженов (Вол­конский),

Василий Ливанов (Николай I),

Олег Янковский (Рылеев),

Аркадий Трусов (Федор),

Михаил Кокшенов (Никитка),

Александр Пороховщиков (Пестель),

Владислав Стржельчик (Ла­валь),

Татьяна Федорова (жена Ры­леева),

Иннокентий Смоктуновский (Цейдлер),

Михаил Боярский (один из декабристов),

Олег Даль (начальник охраны).

 

Через тернии к «Звезде»

Желание снять картину о декабристах возникло у Владимира Мотыля давно. Пер­вой попыткой его осуществить стала сценар­ная заявка на фильм «Кюхля» по роману Ю. Тынянова. Но в Госкино ответили отка­зом. Тогда известный режиссер предложил снять фильм «Декабри­сты» по сценарию Геннадия Шпаликова и Иосифа Маневича, где главным героем был Петр Каховский. И этот проект отклонили.

В на­чале семидесятых, при­ехав во Францию, Вла­димир Мотыль слу­чайно нашел книгу мемуаров француженки Полины Гебль, супруги декабриста Ивана Ан­ненкова. Она в красках описала историю своей любви, трудный путь в Сибирь, куда она после­довала за сосланным на каторгу женихом, их скромное венчание в деревенской церкви, быт в ссылке.

Под впе­чатлением этой истории режиссер создал сце­нарий с иной сюжетной линией - основным ста­ли судьбы героев и под­виг их жен. Но в Госкино эту идею тоже зарубили: «Главная героиня филь­ма француженка?! Это неприемлемо! Вспоми­ная о женах декабрис­тов, всегда говорим о подвиге русских жен­щин! При чем здесь па­рижская модистка?!»

 

Однако Владимир Мотыль не собирался отказываться от своей затеи и вместе с Марком Захаровым и Олегом Осетинским написал новый сценарий, в котором фран­цуженка стала одной из ведущих героинь на­ряду с другими женами. И добро на запуск фильма было получено, но на этом пробле­мы режиссера не закончились.

На производство «Звезды пленитель­ного счастья» планировалось выделить 3,5 миллиона рублей. Но Госкино в лице руководителя Филиппа Ермаша урезал смету до 1,5 миллиона. На такую сумму нельзя было снять и половину фильма, од­нако в Ленинграде Мотыль все-таки присту­пил к работе. Съемоч ной группе пришлось экономить буквально на всем.

Но помощь ре­жиссер все же получил. Так, директор Эрмита­жа Борис Пиотровский разрешил кинемато­графистам снимать в интерьерах Зимнего дворца, а музейные ра­ботники предоставили реквизит.

А сибиряки, узнав, что снимают картину о декабристах и съе­мочная группа испы­тывает финансовые затруднения, по ри­сункам ссыльных по­строили острог, отка­завшись от платы за труд и использован­ный материал. Их при­меру последовали и люди из массовки.

Главным консуль­тантом в картине был Леонид Леонидович Оболенский, который учил исполнительниц аристократическим манерам. «Они были красивы, молоды, но вели себя как актрисы, играющие роль ари­стократок, - вспоминал он позже, - Я же пы­тался добиться того, чтобы они почувствовали себя предста­вительницами благородных семейств, что­бы каждый их жест и взгляд соответство­вал образу».

На съемочной площадке как-то раз воз­ник спор, могла ли княгиня Трубецкая носить на жемчужной нитке тоненький золотой или жемчужный крестик. Некоторые знато­ки истории возражали, что такого не могло быть, - подобные украшения, мол, достойны лишь простолюдинок.

Другие утверждали обратное: дворянка, как все христианки, но­сила крестик. В Эрмитаже Леонид Леонидо­вич среди Представленных в экспозиции на­рядов того времени обнаружил туалет английской леди: шикарное платье и к нему на бархатной ленте, завязанной бантом, ма­ленький жемчужный крестик.

Однажды Оболенский приехал на съемку эпизода встречи Пушкина с Марией Волкон­ской. «Почему у вас Пушкин в цилиндре?!» - возмутился специалист. «Везде, что в книгах, что в кино, - Пушкин в цилиндре», - ответил художник по костюмам. Леонид Оболенский тяжело вздохнул: «При гуляльном костюме цилиндр не носили». И, подав исполнителю роли поэта широкополую шляпу вроде «стетсона», процитировал «Евгения Онегина»: «Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар...»

Впоследствии Владимира Мотыля заста­вили вырезать все эпизоды с Пушкиным. Кому насолил поэт, неизвестно. С трудом удалось сохранить в фильме строки из по­слания его к декабристам, которые читает за кадром Наталья БОНДАРЧУК.

Звезда кавалергарда

На роль поручика Анненкова Владимир Мотыль пригласил молодого, тогда еще не­известного актера Игоря КОСТОЛЕВСКОГО. Высокое руководство недоумевало: «Не ре­волюционер, а какой-то хилый интеллигент!» Мотыль пытался доказывать, что декабристы были интеллигентами.

Один чиновник даже изумился: «Как, разве они были не ра­боче-крестьянского происхождения?!» Вла­димир Мотыль был вынужден выслушать лекцию о том, как должны выглядеть насто­ящие революционеры, но остался при сво­ем мнении, решив снимать Костолевского на свой страх и риск. А когда начальство ин­тересовалось, кто играет Анненкова, неиз­менно отвечал: «Молодой, но очень талант­ливый актер. Вы его сами утверждали, разве не помните?!».

На съемках «Звезды пленительного сча­стья» Игорь Костолевский проявил себя не только как прекрасный актер, но и как силь­ный, мужественный человек. Чтобы овладеть верховой ездой, он поступил в конноспор­тивную школу. В первый съемочный день снимали эпизод в Петропавловской крепости, куда был заключен поручик.

В каземате - ужас­ный холод, температура опускалась до ну­ля. Костолевского облачили в тюремную робу, заковали в кандалы и ушли... на технический перерыв. Там, в невыносимом холоде, страдающий от дикой боли (накану­не актеру удалили зуб), с тяжелеными кан­далами, которые не позволяли свободно пе­редвигаться, артист простоял около трех часов: о нем просто забыли. Потом начали снимать. Этот эпизод оказался одним из лучших в фильме.

Путеводная звезда

Наталья Бондарчук с юных лет восхища­лась подвигом жен декабристов. «Мне было одиннадцать лет, - рассказывала актриса, - когда мамина сестра подарила мне книгу «Записки Марии Николаевны Волконской». Я с наслаждением читала ее, открывая для себя образ необыкновенной женщины. Ус­лышав, что режиссер Владимир Мотыль со­бирается снимать «Звезду пленительного счастья», я радостно закричала: «Мамочка! Мою Волконскую снимать будут!» И про­изошло чудо - через три дня позвонил ас­систент режиссера и пригласил меня имен­но на эту роль». С тех пор, приезжая в Сибирь, Наталья Сергеевна старается обязательно посетить дом своей героини.

 

Ирина КУПЧЕНКО тоже побывала на мо­гилах княгини Екатерины Трубецкой и ее до­чери в заброшенном монастыре в Иркутске.

Жена Игоря Костолевского - француз­ская актриса Консуэло де Авиланд. В дет­стве она прочитала книгу о российских дворянах-революционерах и подвиге их жен, после чего заявила родителям: «Я хо­чу выйти замуж за декабриста!»

Родители отшутились: мол, где мы тебе декабриста найдем? С годами эта история стала семей­ной легендой. А желание актрисы все-таки исполнилось, правда она стала женой кино­декабриста.

Хотите посмотреть фильм? - Включайте!

Приятного просмотра!

 

kinofan.ucoz.club © 2018